Михаил Петрович Соколов
официальный сайт
Губная гармоника – самый компактный  музыкальный инструмент
из всех, которые сейчас существуют

   В своих путешествиях по бескрайним музыкальным морям ведущий нашей музыкальной страницы Капитан Макс добрался до малоизвестного «материка», на котором, как оказалось, обитают нежные ауры, задумчивые мундэолины и серьёзные, брутальные харпы.
  Что мы раньше знали о губной гармошке? Да ничего мы раньше не знали о губной гармошке! Мы её и не видали никогда. А если и видали, то в кино или по телевизору. В военных фильмах, например, где немецко-фашистские военнослужащие в перерывах между зверствами наигрывали на этой безделушке легковесную музычку «Ах, мой милый Августин!» В основном – только эту. В силу ограниченности музыкального багажа отечественных кинематографистов. А ведь губная гармошка – целый мир. Хотя и заключён этот мир в очень компактный корпус. Губная гармоника – самый компактный музыкальный инструмент из всех. Не считая, конечно, такой миниатюрной штучки, которую северные народы к зубам прислоняют и тынь-дынь около чума делают. Есть, правда, ещё милицейский свисток, но уж в крайности впадать не будем. Откуда же взялась эта маленькая коробочка, в прошлом – верная подруга ковбоев и сезонных рабочих, а ныне солидный музыкальный инструмент, которому по плечу всё: и блюз, и кантри, и рок-нролл, и джаз, и классический репертуар в сопровождении симфонического оркестра?


               Аура миссисипского саксофона
  Прародителем губной гармошки считается восточный духовой орган. Его изготавливали в Китае из бамбука ещё в незапамятные времена. Эти восточные корни роднят гармошку с другими её собратьями по духу. По духу в буквальном смысле, потому что и губгармошка, и ратушные органы, и пастушьи свирели – суть духовые инструменты. И не просто духовые, а язычковые. А они, в свою очередь, входят в большую группу, объединённую общим названием «аэрофоны». Отличительной особенностью аэрофонов является вибрация потока воздуха внутри корпуса, создаваемая колеблющимся язычком, в результате которой и появляется звук. Таким образом, к аэрофонам относятся и инструменты с отверстиями – блок-флейты; и с одинарным язычком – кларнеты, саксофоны; и с двойным язычком – гобои, фаготы; а также органы, аккордеоны и гармони. Но, в отличие от других язычковых инструментов, губная гармоника не имеет клавиатуры. Вместо клавиатуры используются язык и губы для выбора отверстия (как правило, они расположены линейно), необходимого для воспроизведения нужной ноты.
У довольно состоятельного немецкого часового мастера Христиана Фридриха Людвига Бушмана было двое сыновей. Оба они пели в церковном хоре и получали подзатыльники от хормейстера за нечистое пение. И вот в 1821 году Христиан Фридрихович (а м. б. – Людвигович?) решил облегчить своим детям существование, для чего придумал и изготовил карманный духовой камертон, по которому они могли незаметно сверять свои партии.
  Лирическое отступление: бытует версия, что Х. Ф. Л. Бушман работал не часовым мастером, а вовсе даже настройщиком церковных органов. И, мол, сынов у него этих не было. Я справился в дореволюционной энциклопедии Южакова (тогда ещё в энциклопедиях не врали), но не нашёл. Поэтому пусть будет часовщиком, да и дети его мне уже стали как родные. Итак, папа сделал им камертон…
Это была небольшая металлическая пластина с прорезями, закрывавшимися специальными язычками. Камертон работал только при выдохе. Своё детище Бушман (чуть было не написал «Бутман») назвал «аурой». Мог ли он представить себе, что изобрёл музыкальный инструмент, без которого через каких-то сто пятьдесят лет не сможет обойтись ни одн
о крупное музыкальное направление?! Наверное, не мог. Но нашлись другие, которые смогли. Ещё один Христиан, но только Месснер, позаимствовал у Бушмана идею и в 1827 году приступил к изготовлению контрафактных инструментов под новым названием «мундэолин» (mund – «губы»). Шли годы, инструмент совершенствовался, в разных местах предпринимались попытки массового изготовления аур-мундоэлинов. Особенно старались немцы со знаковым именем Христиан. Так, например, производство гармошек в 1855 году попытался наладить третий в этой не очень успешной цепочке Христиан. Вайсе! А потом за дело, наконец, взялся «нехристиан» – Матиас Хонер. В одном только 1857 году, используя семейный подряд, он изготовил около семисот мундоэлинов, которые к этому моменту уже получили более удобоваримое название – Mundharmonika. То есть губная гармоника.
Успешный предприниматель, Хонер начал продавать гармоники в другие страны. Наладил даже экспорт в США, где они моментально приобрели тысячи поклонников. Особенно среди чёрного населения южных штатов. Уже в который раз инструмент «сменил» название. «Миссисипский саксофон» – так его любовно стали называть и белые ковбои, и чёрные жители Нью-Орлеана.
На этих «саксофонах» играли сольно или в сопровождении гитары или банджо, пока с появлением микрофонов и другой усиливающей звук аппаратуры губная гармошка не влилась в ансамбли и большие оркестры как самостоятельный музыкальный инструмент. По результатам, полученным американскими исследователями, сейчас в США на губных гармошках играют более 40 миллионов человек.


          Умный?! Почему без гармошки?
  Вообще это похоже на чудо. Со стороны, из зала, самой губной гармошки практически не видно. Полное впечатление, что музыкант сложил руки рупором и извлекает эти волшебные звуки в микрофон голосом, свистом – короче, каким-то естественным способом. Кстати о голосе: девяносто процентов гармошечников поют. Поют рок-нроллы, прекрасные блюзы или баллады, подыгрывая себе на этом инструменте. А настоящие виртуозы не просто озвучивают слова – они вплетают вокал в гармошечную партию, выпевая те ноты, которые по каким-то причинам(чаще всего в силу специфики настройки данной гармошки) трудно взять на инструменте.
При кажущейся простоте игры в губгармонизме используется множество приёмов: сила подачи звука, угол атаки, тремоло, сурдина (приглушение). В «работе» участвуют губы, язык, диафрагма, руки и даже ноги. Как-то в Испании я видел уличного губгармониста, который аккомпанировал себе чечёткой. Причём не просто бил степ, а «играл» полноценную ритмическую основу. И последите за руками любого хорошего исполнителя. Руки у них живут своей жизнью – ладони образуют необходимое акустическое пространство, пальцы отбивают такт, фильтруют звук, создают вибрато, наконец, помогают оценить и впитать эмоциональное состояние музыканта. Язык жестов гармониста – это отдельная песня. И вкупе со всем остальным арсеналом, в руках (в губах) хорошего музыканта маленькая гармошка способна творить чудеса, передавая невообразимое количество тончайших нюансов, из которых и состоит любая музыка.


          Арфист по призванию
    Все уже привыкли, что в отношении Михаила Петровича Соколова досужие молодые журналисты применяют не совсем этичные, рубленые с плеча эпитеты: «старейший блюзмен Москвы», «легенда русского блюза», «патриарх всего, что только можно»… На самом деле Соколову всего-то чуть за полтинник – самый расцвет для мужчины. Виною возникновения подобных штампов – пожизненное прозвище Петрович, которое он получил в двадцатилетнем возрасте, да окладистая седая борода, как у Карла Маркса. Соколов – виртуозный исполнитель на губной гармошке – лидер собственной группы с непростым названием Petrovitch harmonica-man&The Hot Rod band. Поговорим с ним… Петрович: Ребёнком я учился играть на скрипке. Но впоследствии стал барабанщиком и отбарабанил в буквальном смысле 25 лет. После чего вышел в почётную отставку. По выслуге лет. Всю свою предыдущую жизнь я играл блюз. Даже когда работал в ресторане, все равно мы играли блюз. И всегда мне хотелось, чтобы кто-нибудь в группе играл на губной гармошке – так мне нравился звук этого инструмента. Было много попыток ввести гармошку в состав, но как-то не сложилось. А потом мне просто надоело ждать, я попросил одного друга, чтобы он из-за границыпривез мне хорошую губную гармошку. А он привёз целый ящик. Серьёзно! Это такой специальный кофрик, где лежали гармошки разного строя на все случаи жизни. И я начал учиться. И в процессе буквально влюбился в этот инструмент.

– Какая разница в эмоциональных ощущениях между ударными и гармоникой?
– За барабанами у меня не было контакта со зрителями, я не мог с ними разговаривать, не ощущал такой тесной связи, как сейчас. Чувствовать, что от твоей конкретной игры зависит настроение других людей, ощущать эмоциональный ответ из зала – это колоссальное наслаждение. И большая ответственность...

– На какой гармошке вы играете?
– На блюзовой, на так называемом «харпе». Harp – в переводе: арфа. Так что (смеётся), на арфе!

– У вас были успехи на международном уровне?
– Несколько раз я участвовал в крупных фестивалях за границей. Успешно. Но всё ещё впереди…

Язык до совершенства доведёт
Несколько лет назад на концерте одного знаменитого московского блюзмена я приметил на сцене невысокого молодого человека с губной гармошкой. Удивительным показалось то, что он не играл короткие соло в избранных местах, как это делает большинство гармошечников, а обыгрывал гармонию каждой песни, фактически выполняя функцию клавишных инструментов. Это был Михаил Владимиров.

Владимиров: В 1992 году мне случилось побывать в США. Совершенно не по музыкальным делам. И перед возвращением из любопытства я купил там недорогую губную гармошку. Как потом выяснилось, диатоническую. Она была настроена на тональность ми мажор. Я стал самостоятельно заниматься, увлёкся, и постепенно гармошка стала смыслом моей музыкальной жизни…


– До меня всё-таки как-то не доходит, как можно быстро в совершенстве овладеть инструментом без преподавателей, без соответствующей школы?
– Ну, не так уж и быстро. Всё-таки прошло без малого шестнадцать лет. А потом я с самого начала играл с лучшими блюзменами мира.

– ?!
– Я ставил на проигрыватель пластинки знаменитых музыкантов и старался подыгрывать им.

Но, насколько я понимаю (тут я решил блеснуть эрудицией), жёсткий мимажорный строй вашей гармошки мог не совпадать с пластиночным.
– А я уменьшал или увеличивал скорость проигрывателя до тех пор, пока гармония не совпадала.

– Мы в восхищении! (это я сказал словами кота Бегемота). А какой самый главный «инструмент» в арсенале гармониста?
– На девяносто процентов – язык.

– А руки?
– Вопрос сложный. Всё зависит от того, как вы пользуетесь микрофоном. Если микрофон стоит на стойке, то руки у вас свободны для использования различных приёмов. Я же, например, привык снимать микрофон со стойки и держу одновременно и его, и гармошку. Способ работы с микрофоном каждый выбирает свой. Гармошка позволяет всё. Удивительный инструмент. Может и плакать, и смеяться, и грустить, и бушевать. Я еще не до конца познал его возможности, но стремлюсь к этому всей душой...
Потом был вопрос к обоим Михаилам (!): «Кто, по вашему мнению, является иконой мирового губного гармонизма?» Каждый назвал несколько иностранных фамилий, но две присутствовали в обоих ответах – Ховард Леви и Тутс Тилеманс. Теперь у меня есть мечта – послушать кого-нибудь (а лучше обоих) из этих титанов живьём. Тем более, говорят, что Тилеманс уже приезжал в Москву, а Леви, по слухам, собирается.

CODA:
Иногда мы получаем звонки и письма: «А вот есть гитарист Сидоров, играет обалденно, чего вы про него не написали?» Уже в который раз мне приходится объяснять, что музыкальная страница не резиновая, а газета – не доска почёта. И чтобы упомянуть всех достойных, понадобились бы отдельные списки. Типа тех, которые вывешиваются в институтах после вступительных экзаменов.
Раз – два раза в год в Москве происходит открытый джем-фестиваль губных гармонистов. В этом году будет проводиться уже в одиннадцатый раз. Кто не поленится и сходит, сможет увидеть весь гармошечный цвет столицы – основоположников московского блюзового гармонизма Алика Микояна и Юрия Иванова, талантливую околосорокалетнюю молодёжь: Владимира Кожекина, Сергея Сорокина, Александра Братецкого и, конечно же, героев этой статьи. Только на таком фестивале можно полностью оценить возможности губной гармоники и удостовериться в том, что наши ребята играют на уровне лучших образцов. Но прошу вас, будьте очень осторожны, держите себя в руках! А то после концерта может с неодолимой силой потянуть в магазин! Покупать свою первую гармошку!


«Газета «Вечерняя Москва» - свежие новости кино, новости культуры и искусства.»
Автор: Капитан МАКС